«Мастурбация по своей истинной сущности – это серьезное неправомерное действие… Даже если не доказать, что в Священном писании содержится осуждение этого греха, Церковь, руководствуясь традициями, поняла, что он осуждается в Новом Завете, где говорится о непристойности, противопоставляемой воздержанию». («Декларация по сексуальной этике» от 29 декабря 1975, Ватикан)
С мастурбацией боролись веками и даже тысячелетиями. Боролись не случайно, ибо эта «напасть» поражает едва ли не три четверти человечества по разным данным статистик анонимных опросов, проводимых в ХХ веке. Совершенно очевидно, что средневековые методы «смирительных рубашек» и принудительной кастрации под видом хирургического лечения не справились с задачей изжить тягу к мастурбации у большинства населения. Сексуальная революция прошлого века отчасти освободила и мастурбацию из заточения, а в наше время сексологи нередко рекомендуют ее одиноким людям для снятия стресса. Особое значение она стала приобретать в эпоху СПИДа как единственный безусловно безопасный способ   сексуального   удовлетворения.      В эпоху психоанализа утверждение преимущества дозволения перед подавлением звучит совсем банально. Но в восточных сексуальных культурах подобный подход используется тысячелетиями: китайская и индийская духовные практики включает в себя определенные ритуальные техники, позволяющие использовать естественное стремление к мастурбации, преобразуя его в духовную работу над собственным преображением. Однако католическая инквизиция поныне настаивает на запрете мастурбации, провозглашая данную позицию в церковных  постановлениях  на  самом  высоком  уровне.  


   Один из циников прославился тем, что прилюдно занимался мастурбацией, возлежа на городской площади и приговаривая: «Ах, если бы голод можно было удовлетворить так же просто – поглаживая живот!». Но подобное отношение к самоудовлетворению не прижилось в западной философской традиции отчасти благодаря смене религиозной среды. В христианской монашеской культуре обет безбрачия включал в себя жесткий запрет на рукоблудие, который в «Добротолюбии» – полном руководстве по духовному деланию, сводился к предписанию: «Даже и на ночь не снимай кукуля твоего!», что подразумевало – дабы в бессознательном состоянии одежда предохраняла от спонтанного самоудовлетворения. Согласно исследованиям Мишеля Фуко, [1] в светской жизни тоже сохраняли бдительность, как бы юноши не пристрастились к рукоблудию до вступления в брак, опасаясь расстройства их умственных способностей.
   Если углубиться в расходящуюся пропасть между мирской жизнью и подвижничеством, акцентируя именно отношение к сексуальной самодостаточности, то становится очевидно, что оно представляло собой усугубление крайностей. Христианское безбрачие вовсе не поощряло  фригидность  и  импотенцию,  и  в  писаниях  святых  отцов  ясно  утверждается: «Именно страсть преобразуется в порыв к Богу!»,[2] а жития изобилут описаниями борьбы с демоном блуда, при котором отшельники по ночам ворочали огромные валуны в пустыне. Малоизвестен тот факт, что Оригена отлучили от церкви за самокастрацию ради чистоты проповеди Евангелия женщинам – церковь же сочла это кощунственным изуверством над естеством Божиим. Только страстность  делала  воздержание  достойным  отречения,  иначе оно теряло всякий смысл. И, напротив, Фрейд[3] вылечил немало психических расстройств, вскрывая подсознательную вину за мастурбацию у обычных мирян.
   Соверменная сексология успешно восстанавливает психологическое  право распоряжаться собственным телом,[4] однако в общем контексте получения удовольствия и пребывания в хорошем расположении духа. Только в последнее время стали известны даосские техники, возводящие тупое самоудовлетворение на уровень духовной практики. Правда, они чаще рассматриваются как подготовительные для перехода к сексуальному взаимодействию, тоже технически обеспеченному для сохранения энергии. Однако, индуистская тантра до сих пор воспринимается исключительно как некая «йога с партнером», хотя существуют ритуалы для женщин и мужчин по отдельности. Более того, принятие полной санньясы (отречение от мира) в отличие от христианского монашества даже предполагает владение техниками сублимации, а не просто требует превращать половое желание в порыв к Богу одним усилием воли и мольбой о всевышней Господней милости.
   Санньяса распространена в самых разных традициях, включая также и тантрическую, где разработаны ритуалы сублимации сексуальной энергии, основанные на мастурбации. Принцип здесь тот же, что и в любых техниках, а именно: возведение оргазма по каналам снизу вверх. Как ни парадоксально, христианский вариант – для самых сильных, ибо здесь сублимация производится не только без специального ритуала, но даже без отслеживания и направления энергии, видение которой считается прелестью. Суть во всех традициях одна, только в христианстве она реализуется на уровне веры, или приверженности идее, которая сама собой налаживает нужные процессы; в даосизме – на уровне понятий и видения тонкой структуры, которая переформируется сознательно; а в тантре – на уровне образного представления в ритуальной практике, где задействовано воображение, так что воздействие на тело происходит опосредовано.

   В индуистской традиции признается, что именно сексуальное желание служит основной силой, заставляющей человека бесконечно перевоплощаться в новых телах, подвергаясь страданиям в неудовлетворенности своей «отдельностью». Проблема самодостаточности, которую в западной философской традиции ставят и решают на уровне мышления, здесь низводится до вопроса о телесной независимости. Святая Мирра выступает примером радикального подхода: «Только Бог – мужчина, а все остальные – женщины!». [5] Таким образом, проблема взаимоотношений просто снимается посредством перевода ее в иную плоскость – на уровень отношений бесполой души с Господом. Противоположный путь состоит в древней индуистской традиции почитать мужа как Бога во плоти, независимо от его проявленного совершенства. То и другое едва ли вдохновит современную женщину, для которой независимость связана с сексуальной самореализацией.
   Четкое разделение сфер практицизма и духовности, которое присутствует в сознании многих городских образованных женщин, не позволяет отождествлять мужа и Бога – будь то с той или иной стороны. Но хорошо известно, к чему это приводит: либо женщина довольствуется наличием мужчины «как факт», не принимая его по большому счету за личность, либо она демонстрирует напускную самодостаточность, не принимая саму себя в конечном счете за женщину. Мы не будем останавливаться здесь на гармоничных супружеских взаимоотношениях – они достойны уважения, просто это не тема данной книги. Здесь речь пойдет о той кармической предрасположенности, когда человек готов решиться на самореализацию в безбрачии, независимо от приводящих к этому внешних или внутренних причин. Вовсе не обязательно выход в том, чтобы устранить эти причины с целью наладить некие идеальные духовно-сексуальные отношения.
   Принятие санньясы– всегда личный выбор, который совершается непостижимой высшей Самостью. Осуществление всеобщего единства, для которого и производится отречение от мира двойственности, включает в себя возвышение над делением на мужчин и  женщин. Каким образом происходит воссоединение данной противоположности – вопрос техники, и в данном случае речь идет просто об одной из таких техник. Непоколебимая верность избранной технике представляет собой по сути идолопоклонство, поэтому не следует относится к подобной практике как роковой предопределенности вроде «венца безбрачия» на всю оставшуюся жизнь. Техника должна работать, а если она не работает – возможно, она просто структурно не подходит «телу», и выбор оказался опрометчивым. Критерий самодостаточности очевиден – усиление чувства наполненности и уверенности во всем, что приходится осуществлять в мире с позиции целостной личности.
Подводные  камни  данного  пути  к  самодостаточности  состоят  в  следующем.    Во-первых, заменить зависимость от партнера – его желаний, настроений, мнений и вообще наличия – какой-либо техникой, еще не означает обрести независимость от всех внешних структур, порождающих процессы сексуального возбуждения и т. д. Во-вторых, может возникнуть ложная самоудовлетворенность, когда просто некому выразить недовольство извне, чтобы вывести вас из далеко зашедшего самообольщения и самообмана. В-третьих, это вопрос духовного самоконтроля: в одном из экспериментов мышке вживили педальку в «центр удовольствия» – так она перестала есть, пить и спать, а все давила на педальку, пока не издохла. И, наконец, это ничуть не снимает проблемы взаимоотношений с окружащими людьми, ибо сексуальность переводится на тонкий уровень, где при отсутствии развитого видения связей и недостатке силы бывает разобраться еще сложнее.

   Прежде всего, следует уяснить, что мастурбационные техники вовсе не предназначены для нагнетения возбуждения и превращения жизни в «непрерывный секс». Наоборот, они используются только в случае перехода возбуждения в реальное желание, которое нельзя игнорировать, тогда как реализовать его по каким-либо причинам  невозможно.  Причины могут быть разные – объективные (муж в командировке) или субъективные (сознательное решение не вступать в контакты в связи с тем или иным текущим состоянием). Принятие решения остается в сфере личной прерогативы и ответственности, но с этических позиций здесь не должно быть стремления к повышению сексуальности ради привлекательности для противоположного пола. Не следует нарочито создавать вокруг себя вибрационное поле, провоцирующее окружающих на впадение в необъяснимые для них страсти. Имейте в виду: вожделение вовсе не обязательно будет ассоциироваться лично с вами.
   Само по себе сексуальное возбуждение в присутствии другого человека далеко еще не выступает показателем того, что нечто происходит или, тем более, должно происходить именно между вами. Вариантов истолкования может быть несколько: либо у него более высокий уровень энергии (причем не только сексуального качества), что закономерно создает притяжение; либо он действительно находится в состоянии возбуждения, но в связи с другим человеком (истосковался по жене или ожидает назначенного свидания); либо он действительно одинок и «сексуально озабочен», но ни  при каких обстоятельствах и представить  не  может,  чтобы  направить  поток  желания  лично  на  вас.  Просто,  нечто «фонит». Следует помнить, что утверждение непременной взаимности в истинной любви касается исключительно возвышенных всепоглощающих чувств, тогда как сексуальное желание находится в сложном контексте разнообразных взаимоотношений.
   Со своей стороны, не следует принимать всякое накатывание возбуждения за собственное желание, которое нужно реализовывать в направлении кажущегося источника подобных вибраций. При недостаточном навыке в распознавании качества и направления движения энергии крайне легко спутать желание, направленное на вас, с желанием, развивающимся изнутри. Если вы что-то неожиданно начали чувствовать к данному человеку, следует еще разобраться,  «кто кого  хочет».  Вполне вероятно, это  вибрации его собственного желания, направленного на вас, а вовсе не желание, которое он вызывает у вас. Конечно, подобное распознование вовсе не детерминирует решение, ибо в одной ситуации лучше одно, а в другой – другое. А если отметить ницшеанские предпочтения, то «счастье мужчины – я хочу, счастье женщины – он хочет», что при взаимности идеально. Однако нет типичных мужчин и женщин, поэтому действие таких принципов тоже не всеобще.
   Наконец, при переходе к непосредственному использованию мастурбационных техник для самоудовлетворения нужно быть крайне осторожными в отношении представления того или иного «лица».[6] В варианте вынужденной кратковременной разлуки с постоянным партнером вопросов нет – представление помогает поддерживать энергетическую связь, которая желанна для обоих. Однако если у вас есть сомнения, что вам готовы отвечать взаимностью, представление будет равноценно астральному насилию с соответствующей тонкой кармой, то есть ответственностью. Конечно, встречаются случаи, когда человек уверяет и вас, и самого себя, что он ничего не хочет, тогда как на самом деле хочет… Но в действительности людей настолько глупых и бессознательных не так уж много, поэтому не стоит обольщаться своей способностью чувствовать невысказанное. На поверку, только сознательное решение вступать в связь принимается человеком как «свое».



Все права защищены. buxfree.ru  © 2018